Италия — La Mia Bellezza

Italy, Florense, Santa CroceИталия… Я готовилась к ней заранее. Подучила итальянский, пролистала историю, окунулась в её Ренессанс. Путеводители, карты, железнодорожные расписания станций и полустанков… Книга Ирвинга Стоуна «Муки и Радости» о жизненном пути Микеланджело Буонаротти вселяла трепет перед эпохой Возрождения. Как оно будет, как оно было? Земля Франциска Ассизского, Леонардо Да Винчи, Дантэ Алегьери. Я вся в предвкушении увидеть воочию изваяние Давида в мраморе и «Рождение Венеры» Ботичелли, глаза которой мне так похожи на свои…

Первую неделю мы провели в горах. Людей почти не встречали, уже середина осени, туристы разъехались, рифуджио закрылись. Мы ночевали в бивакко – маленьких комнатках – каждый отель, закрываясь на зиму оставляет одну такую комнату открытой для путников и туристов. Под стенами – трёхэтажные кровати с матрасами и одеялами. Можно переночевать. Это воистину радость после длинного подъёма по скалам, уже затемно выбраться на склон, где имеется такая комнатушечка с крылечком, припорошенным вечерним снегом. Ты высоко над горами, но в темноте это уже не различимо. А утром, на рассвете – под тобою открывается доломитовая долина – вся в облаках, сначала бордово-красных, потом – цвета куркумы, и всё светлее и ярче становится пейзаж, озаряемый лучами ослепительного восходящего солнца.

Затем мы покорили вершину Чиветту, и был длинный ночной спуск вниз. Так был холодно и зябко, и вода давно закончилась. И каждый думал о чём-то своём. Но в целом все желания сводились к визуализации стакана воды. Тёплой воды.  Я представляла, что до конца своей жизни, когда буду наливать в стакан воду – буду затем пить её долго-долго, медленно-медленно, с вкусом и вниманием, извлекая из каждой её молекулы подлинный квант счастья.

В горах нам выдалось заночевать на одной ферме. Там жила классическая итальянская семья из фильмов Феллини. Такой вспыльчивый, эксцентричный уже не молодой хозяин, и тихая вежливая, молодая жена. И маленький ребёнок, который сам себе бегал по двору, кувыркался в траве, и показывал нам, где у них стоят бутылки с вином – показывал наглядно – подходил, брал маленькими ручёнками бутылку и смачно отсёрбывал из неё. Хозяин не хотел пускать нас на ночёвку, долго выгонял, думая, что мы румыны-гастробайтеры. Мой итальянский не помогал. Но в итоге они разрешили нам примоститься на полу своего большого дома. В хлеву подвывали коровы, во дворе топтались поросята. Утром нам даже подарили кусок сыра – на ферме варили сыр.

Italy, DolomitesА в другой раз, спустившись с гор на какой-то заброшенный стадион неподалёку от маленькой деревушки из трёх домов, мы встретили итальянскую старушку – и до того она была итальянская — вся как из одного образа скроенная. Маленькая, лицо её всё в морщинках, аристократично одетая, и глаза – влажные-влажные, а улыбка — лучистая-лучистая… Она гуляла под руку с сыном. Рассказала, что живёт недалеко от Венеции, а здесь отдыхает, здесь у неё есть дом. Рассматривала нашу карту, и наш маршрут, и отвечала, что когда была молодая везде-везде по горам тоже вот так ходила, как и мы сейчас…

А потом нас ждали великолепные города – Венеция, Флоренция,  Верона…

Мы добрались до Венеции уже затемно, поселившись в отеле, пошли гулять по ночному городу. Очарование темноты, старинные мостовые, крытые улочки, одинокие фонари, светящаяся площадь Сан-Марко, звуки скрипки из дорогих ресторанов… Это можно только прочувствовать, об этом нельзя написать, об этом нельзя прочитать.

По Венеции моросил мелкий дождик, зато было не людно. Утром мы садились на автобус и пересекали большой мост, соединяющий материковую и островную части города.

Говорят, Венецию вполне можно обойти за один день. Обойти можно – но насладиться не успеешь. Хочется снова и снова пересекать каналы по мостикам, бродить по узеньким переулкам, заблудиться в них и снова найтись. Хочется зайти во все соборы, не говоря уже о музеях и дворцах. Хочется заглянуть в каждую лавку, хочется посидеть в каждой кафешке, хочется рассмотреть каждую фреску, послушать каждого уличного музыканта играющего на хурстальных бокалах, померять каждую карновальную маску, прокатиться на каждой гандоле…

С самих гор везли не съеденную пшенную крупу, что бы покормить голубей на площади Сан-Марко, и запечатлеться с ними на старинной площади, на фоне ратуши и дворца доджей. О эта площадь! Она очаровала меня, вскружила мне голову, огромные дворцы, и собор Святого Марка. Понимаю, какая же я маленькая, какой же мир большой, как же бесконечна человеческая мысль, создавшая такой огромный мир в архитекторе этого города. Меньше меня кажутся, только голуби. Я не слышу ни шума голосов, ни хлюпанья волн о пристань, ветер тоже умолкает перед Великолепием Города, такого, каким я его вижу.

Вечером, уже в сумерках мы катались на катере по Гранд Каналу – фасады старинных дворцов, светящиеся дорогие отели, а вместо подъездов у них  – такие гроты-залы, куда могут заплывать лодки и гондолы… Кто там жил? Как там жил? Ощущали ли они величие своей эпохи? Догадывались ли, что после них уже ничего подобного простроено не будет?…

Флоренция – сердце Италии, сердце Тосканы. Здесь началось Возраждение. Здесь родился любимый мною Микелянджело. Здесь из белого мрамора возвышается огромный, неповторимой красоты, Собор Санта-Мария-дель-Фьоре, который строился около 6 веков подряд, шестью разными архитекторами. Когда стены наконец-то были воздвигнуты, немыслимой задачей оказалось соорудить к этому гиганту купол, который бы не обрушился под собственной тяжестью. Собор 40 лет простоял без крыши. Гениальным архитектором, который сумел спроектировать сложную конструкцию двойного купола оказался Филиппо Бруналлески.

DSC_0146До самой ночи мы не могли отвести глаз от Флоренции, от её дворцов, памятников, античных статуй, нарядных площадей. Усталые, но счастливые мы присели в кафешке на площади Санта-Кроче с видом на одноимённый собор, и завершили свой первый флорентийский день итальянским десертом – панакатой. А суровый мраморный Данте, у стен собора поглядовал на нас и завидовал… Но стоит ли, Данте, нам завидовать? Мы докушаем свой десерт, допьём свой кофе и отправимся в гостиницу спать. А ты уже создал свой мир, свой Ад и свой Рай. Сотворил для целой нации новый язык – до тебя здесь говорили на разрозненных диалектах. Спасибо тебе, мне вполне понравилось изучать итальянский. Я только не представляла, что лицо твоё так сурово, ты так серьёзен на всех изваяниях, видимо в нелёгкое время ты жил. Зато какое прекрасное, какое волшебное! Кажется ни до, ни после люди, простые люди так высоко не ценили искусство, так сильно не восхищались красотой. Не создавали красивое, ради красивого. Откуда, откуда, с какой планеты пришлю сюда эти светлые умы?

Тосканские пригороды переполнены чудесными пасторальными пейзажами из виноградников, оливковых рощ, и могучих старых кипарисов. Маленькие средневековые городишки возвышаются над этими долинами. Они замерли во времени. Стены их  домой, камни их улиц неизменны много сотен лет.

Ещё была Галерея Уфиццы с моей ненаглядной Венерой, и, потрясшим меня до глубины сознания, Лаоконом – битва античного героя со змеями, запечатлённая в мраморе.

А ещё была милая флорентийская гостиница – старинный дом, со старушкой хозяйкой, такой, как та, что встретилась нам в горах. Маленькой и светящейся, она встречала нас в пеньюаре, спускаясь по большой старой лестнице, одной рукой держась за перила, в  другой — неся светильник. Ах, нет, светильник – это я уже дорисовала в уме, но пеньюар был в действительности J

А потом была Верона, вся как из сказки, и запах Джульеты и голос Ромео витали над городом. А огромный древний амфитеатр, не уступающий Коллизею, уносил во времена ещё более ранние, в эпохи ещё более древние.

Такой трогательной показалась вечерняя прогулка по Вероне вдоль реки Адидже, через многочисленные мостики, мимо многочисленных церквей и базилик… Возможно это свет фонарей придал городу волшебной таинственности, а может сознание того, что близится к завершению моё путешествие…

Утром, под мелким моросящим дождиком мы выехали из Вероны в Пискеера-дель-Гарда – маленький курортный городишко на озере Гарда. Нам повезло – это был последний день работы «велопрокатных» магазинов. Мы приехли сюда специально, что бы насладиться озером, водой, прокатиться вдоль неё на великах.

Красивой осенью прощалась с нами Италия. Как там дома? Позолотились ли уже листья украинских деревьев?… Вдоль озера тянутся, сменяя друг друга опустевшие кэмпинги, отели, дома отдыхов. Полупустые ресторанчики и открытые террасы.

На обратном пути, в лучах уходящего за итальянский горизонт солнца, купаемся в прохладной воде озера, красуемся с лебедями, кормим их из рук…

Michelangelo_-_Cristo_Juiz2Поездка была такой насыщенной трудностями, эмоциями, приключениями, так же впечатлениями более высокого и светлого порядка…

Как там, в песни у Гребенщикова «Я хочу знать, я просто хочу знать, будем ли мы теми, кто мы есть, когда пройдёт дождь». Когда уйдёт всё прочее из памяти, что останется мне о поездке по Италии? Этот  морозный рассвет на вершине доломитовых гор, пронзительный от градации моих чувств, и пронизанный градацией всех цветов и оттенков солнечного света.

Или это ощущения меня, такой маленькой на площади Сан-Марко, а Бога такого большого и мудрого.

Или эта неразгаданная Звезда Давида на соборе Санта-Кроче во Флоренции… Невероятной красоты сооружение, на фасаде которого можно увидеть яркую синюю шестиконечную звезду — символ интеграции Божественного и Человеческого, а внутри звезды — свастику — символ движения Вселенной в общем, и Мысли в частности, а внутри свастики — какие-то древние буквы, увы, мне не ведомые. Легенда гласит, что церковь основал Франциск Ассизский…


Добавить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copy Protected by Chetans WP-Copyprotect.